Что такое любовь к себе

ljubov k sebe

Люби меня, как я себя

Мы уверены, что уважение и любовь окружающих необходимо завоевывать. Литература и практика целых поколений убеждает нас в том, что яркие, значительные, пусть даже вызывающие поступки привлекут к нам внимание. Но нате собственное самоуважение и любовь к самим себе – исключение. Мы не любим себя, привыкаем к себе. Нормально ли это?

Отношение высоких профессионалов психологии и психиатрии к журналисту, пишущему для «дамского» издания, можно назвать снисходительным, только сильно смягчив реальность. Подозреваю, что они презирают нас, как колдунов или экстрасенсов, но правила этики удерживают их в границах холодной вежливости.

Один из крупных специалистов Института психиатрии признался, что с трудом выдерживает увлеченность, с которой его жена смотрит передачу о психологии семейной жизни. Но чем же провинилась бедняга «дамская» журналистика? Ответ моего собеседника последовал незамедлительно: — Глупыми, поверхностными суждениями и советами! Рассуждая о психологии, вы остаетесь на примитивном уровне! — «Дорогая редакция,— сымпровизировала я,— помогите. У меня ужасная кожа и фигура, я не выношу свое отражение в зеркале, мне трудно общаться с людьми, почти нет друзей…»

— А вы ей отвечаете,— подхватил ученый,— «милая девушка, тебе надо взять себя в руки. Мы тут все в редакции уверены, что твои коленки только чуть-чуть приятно полноваты. Полюби себя такой, какая ты есть. Жизнь так прекрасна!»

Мой строгий собеседник отчасти прав. Но ведь подобные ответы — не изобретение новейшего времени. Так в «Дяде Ване» соперница снисходительно утешает милую Соню, неудачливую в любви к доктору. Так успокаивают детей, которых обижают сверстники. Так общаются подруги: «Брось, проблемы нет. Оставь все, как есть». Самый безобидный совет из всех возможных. Безопасно ли ему следовать?

Удача и любовь к себе – что сначала?

Есть сколько угодно людей со спорной внешностью, буквально излучающих энергию и азартное наслаждение жизнью. Две моих приятельницы в один голос кричали на меня, когда я вслух восхищалась Лайзой Минелли. Они ее считают уродиной, но на моей стороне все остальное человечество. У нее слишком широко поставленные глаза и весьма оригинальной формы нос, но ее лицо назвали великим. Любит ли она себя? Никакого сомнения: да. Это нельзя сымитировать. Любовь к себе (как и всякая любовь) вызывает такую веру в свои силы, такое вдохновение… Люди, которые довольны собой, выделяются из толпы. Они превосходно держатся и умеют себя нарядить и подать. Они обаятельны. Они чаще всего миролюбивы. Они делятся идеями и прощают другим промахи. Они оригинальны. Они развиваются и легко идут вперед. Их способности и дарования открыты. Ими любуются. Все многообразие типов красоты обязано таким людям: они заставили на себя смотреть с интересом, потом с изумлением и, наконец, с восторгом…

Считать все эти свойства врожденными качествами было бы смешно. Всего причина — особое, азартное и деятельное, отношение этих людей к самим себе. Можно сходу привести несколько ярких карьер, чей взлет был обеспечен настоящим рывком от себя самого прежнего. Наталию Андрейченко, самую хрупкую из всех Мери Поппинс, в студенческую пору ласково называли «Булочкой». Вспомните ныне блистательную Елену Сафонову в ее первых ролях. Александр Калягин в «Рабе любви» и в «Неоконченной пьесе…». Эти внешние (но, несомненно, и внутренние, духовные) перемены из той же серии, что и смена манеры письма у Фернана Леже, приведшая к явлению великого Леже.

Моя знакомая молодая актриса занимается собой неустанно, но от этого не выглядит озабоченной, недовольной. Считается, что трудности ей нипочем. В ответ на вопрос, что делать, если не любишь себя, она весело отвечает: «Бодриться!»

Такие всегда «на плаву». В них влюбляются табунами, порой под возгласы: «Что он в ней нашел?» Свой вкус они могут навязать целой эпохе. Сорок первый размер обуви одной дамы почти считался нормой. А крой пиджака, который она предпочитала, то и дело возвращается в моду, уже под ее именем — вы догадались, о ком речь?

Бездействие как борьба с комплексами?

Еще несколько лет назад «комплекс» был тяжелым обвинением, которое могли тебе бросить сверстники, если ты не соответствовал общепринятым нормам поведения и внешнего вида. «Незакомплексованность» оказывалась всего-то простотой нравов. И надо было быть очень сильной личностью, чтобы удерживать свои комплексы-принципы под градом наскоков и насмешек. Грустные и темные истории, в которые тогда попадали девушки, можно объяснить и тем, что раскованность и незакомплексованность они воспринимали как обязательное условие пребывания в компании, а потому решались расправиться со своими проблемами в одночасье. Было — нету! Образно говоря, не курила — закурю. Но если бы они прислушивались к голосу своего «комплекса», то могли бы со временем догадаться, что у них всего-навсего другой стиль. Если что-то тебе не нравится — значит, что-то тут не так. Как сказал кто-то из великих: «Ты просто слышишь голос других барабанов.»

Рискну предположить, что на смену поколению, требовавшему от каждого полной раскованности в кругу своих, пришло поколение, не желающее ничего ни слышать, ни знать о своих недостатках. Но всегда находятся чуткие натуры, которые слышат грохот своих барабанов… Им стали простодушно советовать «прекратить это».

Любопытная идея, но плохая идеология

В свое время на Западе было выпущено немало книг, авторы которых проповедовали отказ женщины от контроля за своей внешностью, весом и, в конце концов, за производимым впечатлением. Это было шагом к независимости. Искушение этой идеологии было очень сильным, и поначалу идея такой «настоящей свободы» захватила многих. Расправа с институтом самодисциплины, казалось, обещала женщинам расцвет, но вскоре они уже могли предъявить счет революционерам-идеологам за трагедии своих депрессий, за приступы булемии (патологическое стремление беспрерывно поглощать еду), за профессиональные неудачи и разлады в семьях. Идея была ошибочной. Сделать вид или поверить, что тебя ничто в самой себе не мучит и не раздражает, — все равно, что запрятать поглубже иголку, засевшую в диванной подушке.

Иголка выползает в неожиданном месте

Принцип фронтовой медицины — снять симптом, отложив лечение болезни, — въелся в нашу психику. Мы любим таблетки и быстрый результат. Мы верим, что серьезные перемены могут происходить сразу. И мы путаем содержание и форму явлений. Психологи утверждают: бессмыслен призыв к страдающему депрессией «немедленно взять себя в руки». Опасно забивать себя таблетками, не зная, что там внутри болит. Рано или поздно это взорвется. Нелюбовь к себе точит тебя, как недуг. Она вгрызается в твой характер и…

…И ты вдруг становишься поборницей справедливости. Сослуживцы вначале с интересом, затем с недоумением выслушивают твои серьезные замечания о том, как улучшить работу каждого из них. Со временем ехидные реплики, что тебе не мешало бы завести парня (или мужичка), начинают долетать до тебя. Это не значит, что в тебе видят синий чулок, просто им надоело.

Или ты становишься (в собственных глазах) оплотом хорошего вкуса, а все внезапно его лишаются. (Однажды на детском празднике я своими ушами слышала, как мать одной из учениц просто шипела от негодования, громко обсуждая наряды и маскарадные костюмы выступавших на сцене девочек. Когда я, собравшись с духом, обернулась, я увидела бедное существо в пучине расплывшегося тела.)

Или… Продолжать не хочу. Но замечу, что ненавистные Пушкину «верные жены» — персонажи из того же страдальческого ряда.

Кстати, исследователи мужской психологии настаивают, что мужчина, не умеющий сделать женщину счастливой, как правило), воспитан матерью, которая не любила себя самое.

Кто такой был Фемин?

В начале лета я была приглашена в Олбани, штат Нью-Йорк, на международную конференцию феминистской направленности, посвященную проблеме «Женщина и ее роль в распространении культуры». Я выступила с осторожными размышлениями о том, что не феминизм, но идеи перфекционизма скорее захватят у нас в России женские умы. Да, наши интересы включают работу, семью, в отдельных случаях и политику, но впервые на том же высоком уровне значимости появляется стиль, облик, впечатление, которые производит каждая из нас дома, в обществе и просто на улице. И обязательно — в собственных глазах. Не сомневаюсь, что это в природе женщины. Она не может не любить себя. Она так погаснет.

Признаюсь, что я была счастлива, когда по возвращении в Москву получила теплое письмо от профессора социологии и руководителя исследований Центра «Женщины в правительстве» университета Олбани. Карин Лоскоссо писала, что желала бы получить копию доклада и другие «публикации на эту же тему, с тем чтобы использовать это в качестве учебного материала при подготовке курса лекций».

Упоминаю об этом, отчасти чтобы выговорить себе прощение.

…Там было слишком много женщин, откровенно не занимающихся своей внешностью. Назвать их погасшими остерегаюсь. Но бесчисленные шорты больничного бледно-абрикосового цвета, изжеванные из-за привычки сидеть, закрутив ногу за ногу… Но белые просторные майки, делающие любую фигуру бесформенной, а кожу — бледной… Но тела, не знакомые ни с массажем, ни с бассейном… Сутулые спины.

И отсутствие того блеска в глазах, что обнаруживает не столько ум, сколько нашу натуру…

Мы жили в университетском кампусе. Вокруг был парк. Над нами едва не клубился пар: так все были добры, просты, естественны.

Странно, что мы не обращались друг к другу: «Сестра!» Видная деятельница феминизма говорила мне, сидя на скамеечке: «С утра показалось холодно, и я заправила майку в штанишки.»

Ее майка скомкалась в штанишках. Я смотрела на облака, как волк из ветеринарной больницы. «Надо быть естественной», — слушала я. И что ответить? Нет, спасибо, я не самоубийца на этом празднике естественности!

Прелестная Ольга из Киева, занимавшаяся здесь литературными исследованиями, поставила точки над i.

— Эти женщины, — сказала она, — не любят себя или ни в кого не влюблены.

— Тогда, если это санаторий и все лечимся, отчего не видно выздоравливающих? — воскликнула я в узком кругу.

Начни свой вестерн

При всем уважении к женскому движению, боюсь, что порой оно является пристанищем для полузатонувших кораблей. Хоть убейте, не верю, что женщина, находящаяся вполне на своем месте, может выглядеть как «существо с женской физиологией». Никакие освобожденческие теории не смутят активную душу до такой степени, чтобы она пожертвовала половиной своей сути — врожденной страстью меняться и удивлять переменами. Действуя успешно в любой выбранной ею области, женщина нравится себе и совершенствует свой стиль. Удача в делах подстегивает ее фантазию. И тогда мы видим, как змея меняет кожу и сверкает на камнях. Вспомните эпизод покупки тесного темно-серого костюма в «9 с половиной недель» взамен такого естественного просторного свитера и широченной юбки. А совсем стильным напомню пастернаковскую вечную строку: «Ведь корень красоты — отвага, и это тянет нас друг к другу…»

Отвага уже заключает в себе действие, хотя бы как замысел. Причем действие рискованное, пугающе новое.

Но бездействие заманчиво: инертное стремление к статике заложено в любом механизме, в человеческом в том числе. Вот почему мир не насыщен вечными двигателями… и счастливыми людьми? Из всего живого человек — единственное существо, решительно обязанное совершенствовать свой разум и тело, хотя бы с целью сохранить достигнутый уровень. Иначе — стремительный регресс. Развитие требует большего. И хотя вознаграждение несравненно дороже любых усилий, его горний блеск ослеплял редких. Многие поспешили обложиться теориями, добрыми утешениями, маминым опытом, народной мудростью…

«Раз завлек, давай люби!» — поется в русской народной песне, которая мне душу рвет постыдным смыслом.

Когда мы поступаем подобным образом сами с собой, нам достается та же скука, что в иных семьях. Увы: хирург Амосов, которому принадлежит жесткое высказывание: «Человек должен быть худым», — с горечью заметил, что людям свойственно адаптироваться к условиям своего нездоровья.

Вся история цивилизации связана с движением, преодолением, усилием — а больной и рыхлый венец творенья спит!

Несколько лет назад мне пришлось писать о величайшем творце ракет, гении механики, работавшем в условиях глубокой секретности, — Владимире Челомее. Этот человек придумывал вещи, которые повергали в изумление своей парадоксальностью и простотой. Умирая от врачебной ошибки, он успел позвонить жене и воскликнуть: «Я сейчас такое придумал!»

Среди прочего ему принадлежит принцип: «Систему надо встряхивать, чтобы она работала.»

Заблуждение, что ты заблуждаешься

Да, мы не видим себя со стороны, но это не значит, что мы всегда заблуждаемся на свой счет. Случаи энергичной борьбы с ожирением при весе в 44 кг весьма редки. Неправда и то, что мы обычно боремся не с тем недостатком. Вообще плохо, что мы допускаем посторонних к обсуждению личных тем (в том числе и интимных, к числу которых и относится тема «Я себя не люблю»).

Иногда для хорошего старта достаточно принять свою проблему как реально существующую и прекратить препирательства с утешителями. Моя знакомая годами внимала им: «Что ты выдумываешь, ты очень худая!» Наконец в магазине она услышала за спиной: «Я в очереди за этой полной девушкой», — и чуть не упала в обморок.

Не надо быть академиком, чтобы уметь наблюдать за собой и делать выводы. «Я с детства думала, что хочу стать врачом, закончила училище с отличием и стала работать в больнице, готовясь поступать в вуз. Вдруг я заметила, что совсем перестала краситься. Затем мне не нужны

Наблюдение двадцатилетней медсестры стали новые наряды. И когда мама предлагала мне что-то купить, я оставалась равнодушной.

Я продолжала верить в свое призвание, но удивлялась, как могут быть связаны между собой такие вещи, как равнодушие к своей внешности и равнодушие к больным. Я очень хорошо выполняла свои обязанности, и больные думали, что я к ним привязана. Но я не могла обманывать себя. Я ушла из больницы и попробовала себя в абсолютно новой области. Теперь я совсем другой человек. Я открыла в себе способность к творчеству, хочу действовать, иметь успех. Меня хвалят — покупаю себе платье или что-то в этом роде. Раньше я почти завидовала ровесницам, у которых с виду нет никаких проблем, и их ничто в них самих не волнует. Я говорила: они живут как растения. Но я знаю точно, что интерес к собственной внешности — это самый простой способ узнать, все ли в порядке».

Играй, то есть живи

Все считают, что вдохновить на перемены в себе может влюбленность. С другой стороны, только перемены способны эту влюбленность наслать. Ты будешь нравиться самой себе, если тебя полюбят. Но тебя скорее полюбят, если ты нравишься самой себе. Круг замкнутый, но не порочный.

Нужно начинать с того, что есть под руками. Знаю случай, когда абсолютное равнодушие мужчины было с замечательным мастерством выдано за его роковую, едва сдерживаемую страсть, и эта история «развивалась» не год — годы! He-звонки, не-письма, не-взял-заруку, не-увиделся, не-пришел-на-свидание — всё годилось в качестве прямых доказательств романа… и вдохновляло мою подругу. Редчайший случай особого дара и, представьте себе, не бесплодного! Стремительные перемены совершались с ней: это было похоже на огранку камня. Даже равнодушный, он заставлял ее действовать! Иногда у меня мелькала догадка: она придумывает свою историю для того, чтобы иметь формальный повод развиваться. Каждое утро она серьезно решала: какой ей быть сегодня, — а их встречи были случайны… Ей аплодировали все, вот как она играла! Фантазерка, воплощенная женственность.

И все же он не взял на себя больше, чем роль зрителя… Проблема самообладания и воли всегда тут как тут, если «сердце знает, сердце знает, что ложа пятая пуста!» Тогда — играть? Придумать Его на совсем пустом месте, такого, как тебе надо? Пли взяться мстить тому, прежнему, собственной славой, шумом? Заложить в сценарий случайную встречу года через два? Иль «неосознанно наметить кого-то дальнего себе»? Только не спи.

В качестве комментария

Отношение некоторых высоких профессионалов к публикациям на психологические темы является порой, по мнению сотрудников и руководителей Научно-психологического центра (существующего в Москве с 1980 года) чересчур строгим и неоправданно высокомерным.

На самом деле, после многолетних нападок и политических обвинений в адрес психиатрии (а заодно и психологии) обе эти науки впервые получают серьезную поддержку со стороны популяризаторов. Почти с нуля формируется интерес не только общества в целом, но, что более важно, конкретного человека к психологии. Возрождается интерес к психологическим проявлениям отдельной личности, внимание человека к его собственным реакциям, готовность думать, сомневаться, анализировать…

Действие — это основа любви к себе. Уран был назван «бесполезным металлом» в Вебстеровском словаре. Только действие, и лучше всего в сочетании с наблюдением, способно открыть человеку его самого.

Что значит любить себя? Не стоит испытывать на себе приемы требовательной любви, любви строгого учителя и доброго начальника тюрьмы усиленного режима. Помните, что любовь — это не попутный или промежуточный результат перед чем-то более ярким, ослепительным, как любовь всенародная, любовь коллектива и прочее, — это уже сбывшееся. Цените чувство, которое в вас возникает в связи с вашими действиями. Любите себя, как любит и бережет себя покоритель антарктических снегов, знающий себе цену и знающий свою цель. Здоровье и ровное состояние духа в этом смысле становятся важными вещами. Нужно ли ждать грома аплодисментов? Не нужно. Это опасно для вашей цели понравиться себе, заслужить свое собственное уважение в первую очередь. Не ставьте себя в зависимость от публики. Аплодисменты могут не последовать именно потому, что вы добились успеха. Некоторые требовательно любящие нас близкие наши пулитцеровские премии будут воспринимать как должное, и глазом не моргнут. Но в душе они тихо радуются. Не терзайте их, выпрашивая похвалу.

Мнение своих сотрудников дополняет директор Центра Анатолий Павлович Наминач:

А.Н. Нелюбовь к себе — это главная причина неэффективности человека. Разумеется, любовь к себе обязательно должна быть связана с любовью к ближним. Иногда бывает сложно разобраться, что должно возникнуть вначале. Но важнее помнить, что само чувство не является простым. Надо учиться любить себя и других. Надо давать настоящие поводы к тому, чтобы вы любили себя. Также надо давать эти поводы и близким. Во время психологических занятий в Московском университете я часто сталкивался с тем, что люди, особенно женщины, увидев себя в видеозаписи, начинают ахать и стыдиться: «Ах, какая я неловкая, какая неуклюжая!» Приходится учить их замечать в себе не просто лучшие стороны внешнего поведения, но и такие, которые можно считать нормальными.

ELLE Вот почему совершают ошибку родители, которые из любви стараются внушить своим детям недовольство собой: «трезвый» взгляд фиксируется в детской психике и формирует нелюбовь к себе — за этим тянется вся жизнь…

А.Н. Приведу пример. У меня на консультации находилась женщина, уверенная в том, что все ее беды происходят от того, что у нее, видите ли, «широко расставленная грудь». Когда-то ей сказала об этом бабушка, уж неизвестно, из каких соображений! Чуть ли не с линейкой в руках женщина доказывала мне бабушкину правоту.

И действительно, у нее было много проблем в личной жизни — всякую неудачу она воспринимала, как подтверждение бабушкиного «диагноза». Заниженная самооценка может иметь исток в стремлении наших родителей к стандартизации жизни и особенно ее внешних проявлений. Комплексы — неотъемлемая деталь того времени, когда человеку не следовало настаивать на своей индивидуальности. И наконец: не все так просто. Есть действительно серьезнейшие психологические причины, мешающие человеку любить себя.

ELLE Настолько серьезные, что их трудно в себе разглядеть?

А.Н. Да. Человек может не ощущать того, что он себя не любит. Он может исполнять от всей души роль строгого руководителя по отношению к самому себе и первое время добиваться успеха и душевного равновесия. И вдруг это прекращается без видимых причин.

ELLE Вы встречаете таких людей в вашей практике?

А.Н. В основном к нам приходят люди именно с этой проблемой. Правда, часто они считают, что разговор надо вести совсем о другом…

Научно-консультативный психологический центр факультета психологии Московского университета имени М.В. Ломоносова. Тел. (095) 246-6151.

БЕЗУДЕРЖНЫЕ ПОБЕДИТЕЛИ

Люди, которые любят себя, выделяются из толпы. Они превосходно держатся и умеют себя нарядить и подать. Они обаятельны. Они чаще всего миролюбивы. Они делятся идеями и прощают промахи. Они оригинальны. Они все талантливы! Порой их упрекают в высокомерии и безудержном стремлении к успеху.

ЧУЖАЯ НА ПРАЗДНИКЕ

«Надо быть естественной», — слушала я. И что ответить? Что никогда не была таковой? Нет, спасибо, я не самоубийца на этом празднике естественности!

БЕЛЫЙ ПАРУС НАДЕЖДЫ

Делай, что хочешь, черпай вдохновение из любого пустяка. Играй, то есть живи и действуй! И вот тогда из снов, из темноты, из бедного невежества былого друзей твоих прекрасные черты появятся…

Похожие записи

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *