ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ В РУССКОМ ФОЛЬКЛОРЕ

folkler slogan

Известно, что структура социального поведения, в т.ч. экономического, пронизана ог-ромным количеством стереотипов.Чаще они выражают себя вербально, а именно через пословицы, поговорки, афоризмы. Наивное экономическое мышление, отраженное в фольклорном материале, содержит в себе (явно или неявно) рациональные элементы хозяйственной жизни. Приведем некоторые примеры:

1. Феномен обладания (владения), выраженный в констатации и противопоставлении социальной дистанции “своего” и “чужого”.

Своя рука только к себе тянет”; “Всякий Демид себе норовит”; “Не до дружка, до своего брюшка”; “Своя рогожа чужой рожи дороже” ; “Бей: не нашего стада скотина”; “На чужие деньги запоем пьем”; “Свой сухарь лучше чужих пирогов”; “Чужим куском подавишься”; “Запор да замок – святое дело” .
Таким образом, … “притяжение своего” или “кажущегося своим”, или “желаемого для себя” – необходимая сторона всякого собственнического отношения, без которого не может существовать многоликий институт собственности… Особенно достается казенной (государственной) собственности: “Казна – шатущая корова: не доит ее только ленивый”.

2. Различные эффекты социально-экономического обмена.

В душу вьется, а в карман лезет”; “Лишь бы мерку снять да задаток взять”; “Кто украл – у того один грех: у кого украли – десять”; “Не тот писарь, что хорошо пишет, а тот, что хорошо подчищает”; “Лясы точит да людей морочит”; “Чем живешь? – Долгами. А что ешь? – Щи с пирогами” ; Легко воровать, да тяжело отвечать”; “Краденое порося в ушах визжит”.
Факт обладания благами неразрывно связан с их лишением по собственной или чужой воле. Эта неизбежность ни у кого не вызывает возражений. Другое дело, что процесс лишения благ может осуществляться с согласия их обладателей или без.
Важными психологическими средствами, позволяющими стимулировать и мотивировать податливость и доверчивость партнера экономического обмена, являются различные виды имитации “горячей” заинтересованности в благе другого. В таком качестве используются божба, клятвенные заверения и иные виды очковтирательства: “вор слезлив, а плут богомолен”.

3. Операции товарного обмена, технологии и правила получения выгоды, связанной с оборотом экономических ценностей.

Не солгать, так и не продать”; “Обманом барыша не наторгуешь”; “Барыш барышом, а магарыч даром”; “Без божбы не продашь”; “Не похваля не продашь, не похуля не купишь”; “У купца расчет, у покупателя другой”; “Не сходно – не сходись, и на торг не сердись”; “На торге два дурака: один дешево дает, другой дорого просит”; “Пошлины взяты, а товар утонул”; “Купец – ловец, а на ловца и зверь бежит”; “Проданная скотинка не своя животинка”.
Таковы классические элементы экономического (товарного) обмена, которые проявляются, с одной стороны, и в рамках максимизационных намерений (“не солгать, так и не продать”), а с другой – как трезвая констатация факта, связанного с учетом интересов партнера (“обманом барыша не наторгуешь”). Весьма любопытны методы стимуляции торговых сделок, побуждающие обменивающиеся стороны проявлять интерес к друг к другу и сознательно идти на контакт даже тогда, когда не ясен исход сделки.
Таким образом, экономическое поведение – это процесс, где трудно предсказать абсолютно благоприятный исход, и оно требует как перманентного повышения уровня и качества принимаемых решений, так и спонтанной активности, которая часто опережает рационально обоснованные решения: “купец – ловец, а на ловца и зверь бежит”.

4. Оценка механизмов “спрос – предложение”, ценообразования и эффектов предельной полезности.

Хороший товар сам себя хвалит”; “Не по запросу подача”; “Спрос не бьет в нос”; “На что спрос, на то и цена”; “Цена по товару, а товар по цене” ; “Нужда цены не ждет” ); “Базар цену скажет” (!!!); “Ничему сам собою цены не установишь”; “Цену забыл, да дорого купил”; “Дешевизна перед дороговизной”; “Чего нет – то дорого, чего много – то дешево”; “Товар полюбится – ум расступится”; “Дешев хлеб, коли деньги есть. Дорог хлеб, коли денег нет”; “Дорого да мило, дешево да гнило”.
Опыт базарного (ярмарочного) торга, отраженный в восприятии людей, сформировал универсальные формулы рыночного обмена, базирующиеся на действии механизма спроса-предложения. Такой опыт полярен в своих констатациях, в частности, в определении цены товаров. С одной стороны, ценность благ имманентна их потребительной стоимости, которая определяется в том числе количеством и качеством мастерства, затраченного на его производство: “хороший товар сам себя хвалит”. В другом случае констатируется относительность той ценности, которая устанавливается в процессе спроса-предложения: “на что спрос, на то и цена”, “ничему сам собою цены не установишь”.

5. Восприятие денег и монетарные стереотипы в русском фольклоре.

После Бога – деньги первые”); “Денежка дорожку прокладывает”; “На деньгах нет знаку”; “Деньги счетом крепки”; “Чужие денежки ночью хлеб едят”; “Всего веселее свои денежки считать”; “Чужие деньги считать – не разбо-гатеть”; “Деньги – пух, только дунь на них – и нет”.
Обилие оттенков и нюансов восприятия денег и их смысловой интерпретации громадно. Выражения типа “после Бога деньги первые” и “денежка дорожку прокладывает” указывают на деньги как всеобщую покупательную способность, средство реализации социальных альтернатив, с помощью которых достигаются различные цели. Констатирующий пафос несет в себе другой не менее важный смысл: любая цель требует средств для своей реализации, иначе говоря, без затратных моделей искомого результата не существует. Из этого вытекает другой смысловой контекст, связанный с констатацией необходимости получения данного блага в пользование, распоряжение или владение.

Такова лишь часть смысловых интерпретаций фольклорного материала, демонстрирующего огромные возможности традиционных практик. Их полное изучение еще ждет своего исследователя.

Похожие записи

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *