Продукты цивилизации – во благо ли?

Есть мнение, что цивилизация – зло. И все её продукты – суть порождение дьявола. Телевизор, телефон, автомобиль, самолёт и уж подавно – компьютер.

Пожалуй, соглашусь насчёт самолёта – не должно человеку летать, как птице. К тому же, это страшно. Но всё, что объединяет и облегчает общение маленьких людей на большом земном шаре, для меня – во благо, и от Бога.

Долгое время компьютер был для меня пишущей машинкой, только роднее. Он дал мне новый уровень отношений с текстом: блаженное ощущение «хозяин-барин». В самом деле – что хочу, то и ворочу, и перепечатывать бесконечно не надо. Потом я начала замечать, что мне всё чаще задают вопрос, есть ли у меня электронная почта. Стала испытывать некоторую неполноценность, а в доме, между тем, стоял второй компьютер, принадлежащий моему сыну, давно подключённый к интернету.

Когда приехал сын, я робко спросила его, смогу ли я справиться сама с этим чудом техники. Он поколдовал с полчаса, позвал меня и сказал: «Мама, я всё сделал, как для маленькой обезьянки. Смотри, ты нажимаешь только эту круглую кнопку, а дальше он всё сделает сам». Я нажала круглую кнопку, и начались чудеса: всё замигало, зажужжало, засвистело, и на мониторе нарисовалась главная страница Радио Свобода. Сын уехал, дав мне минимум объяснений, и начались мои ночные бдения у компьютера.

О состоянии умов
    Довольно быстро я обнаружила, что войдя в новую страницу, ты попутно обнаруживаешь в ней адреса минимум ещё пяти, и пространство интернета заговорило со мной на разные голоса.

Нажимая полюбившуюся мне круглую кнопку, я разыскала массу совершенно необходимых вещей: толстые журналы, «Русскую мысль», поисковую программу «Яндекс», кучу информационных сайтов, а попутно кучу лишнего, к которому, впрочем, быстро привыкла. Скажем, дурацкие «анекдоты из России» стали неотвязной необходимостью, даром, что на сто глупейших приходится один по-настоящему смешной.

Потом я открыла для себя политические форумы и дискуссии – золотой прииск для социолога и психолога. Я – ни то и ни другое, но мои представления об общественном мнении и состоянии умов на бывшей родине обогатились чрезвычайно. Итоги, впрочем, были довольно грустными: ксенофобия царит в России, комплекс неполноценности и мания величия, сочетающиеся между собой чрезвычайно гармонично. Общий пафос таков: благополучные страны Европы и злокозненная Америка хотят погибели Святой Руси, завидуя её мощи и богатству, а если что у нас не слава Богу, так это происки тех же проклятых буржуев и, разумеется, международных и отечественных сионистов.

Особенно интересен форум на сайте Радио Свобода. Слушатели грызутся между собой, перебрасываясь неотразимыми аргументами, типа «сам дурак», не говоря уже о ненормативной лексике. По моим доморощенным подсчётам, на одного более или менее адекватного участника дискуссии приходится примерно четыре совершенно отвязанных и упёртых на национальной идее (использую присущую форуму терминологию). Доминирующее умонастроение абсолютно паранойяльно: враги, враги повсюду, и нет нигде спасения, кроме как в великом Русском Духе…

Обмен опытом
    На фоне этой пульсирующей агрессии милым и невинным выглядит список форумов, объявленных на сайте Talk.ru. Пестрота тем необычайная: приглашают обменяться опытом женщин, подвергшихся изнасилованию, ищут контакта с соотечественниками, живущими в Норвегии, Тамбове, Чехии, на Кипре, в Прокопьевске, и Бог знает, где ещё. Предлагается здоровый секс в Харькове, членство в клубе самоубийц, можно узнать всё о вышивке крестом, о французских поцелуях, пообщаться с духами, привидениями, ангелами, демонами, домовыми, инкубами, оптимистами, бывшими артековцами, японскими девушками… Организуют утренние «базары», зовут побеседовать тех, кому сейчас плохо, ищут «интересных собеседников», а один бедолага вопит крупными буквами: «Помогите, хочу общаться прямо сейчас!» Есть свой форум у «полненьких и очень добрых» девушек, у любителей гороскопов и группового секса, разыскивают аквалангисток-блондинок и «настоящих мужчин»… И всё довольно мирно.

Впрочем, девушка Юля из Москвы, обнародовавшая желание общаться с немецкими мужчинами, которых она считает «более инициативными и целеустремлёнными», была жестоко высечена соотечественниками мужского пола за недостаточный патриотизм: «Пошто русских мужчин то грязью обливать коль сама вся вымазалась в поисках сладкого.» (сохраняю орфографию оригинала) – вопросил разъярённый Гера из Свердловска. За Юлю немедленно вступилась Елена, живущая в Германии: «Да, Юлечка, европейские мужчины – другие. Попадаются, конечно, козлы, как наши, но здесь их гораздо меньше.» Самое интересное, что искомый немец, в конце концов, отозвался, после чего дискуссия сама собой прекратилась.

Случайно обнаружилась страница «Забытый полк»: розыск солдат, пропавших без вести в войнах ХХ века – от русско-японской до Второй чеченской. Есть, конечно, Великая Отечественная. Я нашла доску объявлений и внесла туда сведения о своем дедушке, пропавшем осенью 41-го в Белоруссии. Судьба его ясна и страшна, и шансов что-то узнать, конечно, нет, но вдруг…

Электронные эпистолы
    Можно, конечно, рассуждать о том, что виртуальное общение заменяет живое, и это скверно. А если (как в моём случае) оно заменяет не живое, а – никакое? Тогда это возврат на новом витке к почти отмершему эпистолярному общению, и что же тут плохого?

Недавно, закончив новый рассказ, я по инерции принялась за мучительные поиски оказии в Россию, чтобы переправить рукопись по назначению, не сообразив сразу, какие волшебные возможности таятся в компьютере. Тут позвонил сын и проинструктировал меня, какие кнопочки надо нажимать и куда «кликать», чтобы получать и отправлять e-mail. Я с трепетом, бесконечно путаясь и ошибаясь, принялась за дело. Электронный адрес редактора в Питере у меня был, и с четвёртой попытки мне удалось заслать файл с текстом в редакцию «Невы». Подтверждение пришло через пять минут, и с этого началась совершенно новая жизнь: никаких конвертов, беганья по почтам, волнений, что по дороге в Россию всё пропадёт, никаких почтовых марок, наконец!

Назавтра я отправила текст рассказа по 23 адресам – всем, чьим мнением я дорожу: в Москву, в Гамбург, в Амстердам, в Берлин, в Прагу, в Париж, в Нью-Йорк и даже просто в Мюнхен, оказалось, что это сподручнее, чем специально встречаться или использовать ту же почту. В течение следующих двух недель я проверяла электронную почту каждые полчаса, выработав в себе попутно сверхъестественную способность: чувствовать заранее, есть ли на сервере для меня сообщение, ещё не подключая интернет. Собрав отовсюду букет не самых плохих отзывов, я обнаружила, что у меня появились новые знакомые: кто-то кому-то дал прочитать рассказ, человеку захотелось сообщить своё мнение, он попросил мой электронный адрес…

Теперь я регулярно веду переписку более чем с десятью корреспондентами – тут и возобновлённые магической силой электронной почты старые связи, и новые люди, которых я в глаза не видела, но которые уже решительно не чужие мне теперь. Среди них израильская журналистка Шуламит Шалит, умница, с дивным, лёгким слогом и потрясающе искренняя. Сын её в течение последних трёх недель был на сборах в Газе, в самом опасном месте, и каждое утро для меня начиналось с того, что, не мывшись, не евши, толком не проснувшись, я неслась к компьютеру, чтобы узнать, звонил ли Рафи. Вчера, слава Богу, он вернулся домой…

Стыдно признаваться в моём непреклонном возрасте, но интернет и особенно электронная почта совершенно изменили мою жизнь, и теперь я готова подписаться под криком души, обнаруженном в одном из молодёжных форумов: «Люди, я умру без базара!»

Похожие записи

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *