Реклама и рынок – близнецы-братья

reklama tv

Какой-то остроумец заметил, что вести торговлю без рекламы – всё равно, что подмигивать девушкам в полной темноте.

Теперь угадайте, как я отношусь к рекламе, если к торговле у меня аллергия с детства, мужчины, подмигивающие девушкам, вызывают у меня чувство неловкости, а отвечающие на подмигивание девушки – лёгкую брезгливость. Уж проще, по-моему, помахать издалека стодолларовой купюрой, чем подмигивать. Если она у вас есть. А если нет, можно взять у кого-нибудь напрокат и помахивать прокатной. Все эти действия легко умещаются в те нравственные рамки, которыми руководствуется торговая реклама.

Нелюбовь
   Объяснившись таким образом в откровенной нелюбви к рекламе, вынужден признаться, что порою поглядываю на неё не без интереса. Например, когда нахожусь за рулём и собираюсь выполнить какой-нибудь дорожный манёвр, а в это время в поле моего зрения попадает огромный плакат, на котором длинноногая полногрудая девица приспускает рекламируемые трусики. И никто, абсолютно никто в случае аварии не разделит со мной ответственности за переключение внимания с дороги на эту красотку, в том числе и она сама.

А вся моя вина в том, что я не “голубой” и не настолько древний, чтобы совсем не реагировать на женские прелести. Да такие древние за баранку и не садятся. Стало быть, реагирует сексуальное большинство. И уже появилась статистика, доказывающая, что женщины за рулём более серьёзны и внимательны, что у них меньше дорожно-транспортных происшествий. Ещё бы! Я что-то нигде на дорогах не видел рекламного щита с оголённым крепким мужичком, снимающим с себя какие-нибудь новомодные причиндалы. Интересно, как отреагировала бы статистика, учитывая нынешнее количество женщин разного возраста за рулём?

Бумага все стерпит?
   Я вообще никак не возьму в толк, какими законами и положениями разрешена подобная реклама и в таких местах, зато прекрасно понимаю, что моя непонятливость для большинства читателей уже смешна. Ясно, что реклама предназначена для пассажирок, и она очень действенна и даёт прибыль, а всё остальное – издержки, в том числе, и аварийные ситуации и неадекватные эмоции. И закон известен – это закон рынка. Он превыше всех остальных. Прискорбно, зато при этом законе сытно и комфортно, что всегда важнее прочих неделовых соображений.

И всё же я не в состоянии понять, например, зачем тонны отличной бумаги с великолепной полиграфией ради всё той же рекламы бесконечно циркулируют через почтовые и мусорные ящики обратно в сырьевые склады производителей бумаги, не имея, на мой взгляд, никаких шансов быть хотя бы просмотренными той половиной простаков, которые должны окупить всю эту гору макулатуры. Половина здесь обозначена потому, что, предположительно, около пятидесяти процентов денег на рекламу тратится впустую. Мне, как человеку иногда пишущему, до слёз жаль эту напрасно загубленную половину бумажной горы. Сколько хороших и нужных книг можно было бы напечатать! Сколько талантливых людей смогли бы себя реализовать! Так не лучше ли эту половину бумаги утилизировать сразу в типографии? Лучше. Но как угадать – какую?

Оставь надежду
   Никакие мои письменные попытки спасти хоть часть бумаги, хотя бы ту, которая проходит через мой почтовый ящик, никакие надписи на нём с просьбой “Keine Werbung einwerfen!!!“, то есть, “Никакую рекламу не вшвыривать!!!” на распространителей её не действуют. А действуют те же настырно неумолимые законы рынка. Рекламы много. “Много” – это отличительный признак общества потребления. И я покорно ношу её ежедневно из почтового ящика в мусорный, утешая себя тем, что за сытую и комфортную жизнь это никакая ни плата, а таланты, которым не хватает бумаги, пробьются на телевидение.

Вы уже сообразили, мой догадливый читатель, к чему этот переход. Ну, конечно, к телевизионной рекламе. Её не ругает только ленивый, а я не настолько ленив, чтобы отказать себе в удовольствии поругать то, что ежедневно беспощадно пожирает мои нервные клетки…

Итак, допустим, вы, дорогой читатель и телезритель, плотно поужинав и удобно расположившись, наткнулись на интересную передачу. (Таковые, к счастью, попадаются.) Естественно, в самом интригующем месте она прерывается для срочной демонстрации вам какого-нибудь буро-коричневого тошнотворного соуса или столь же соблазнительной такого же цвета пиццы, или ещё какой-нибудь гадости. Вы, конечно, тут же хватаетесь за пульт и судорожно жмёте на другую программу в надежде переждать это несчастье с ней.

Не тут-то было. “Оставь надежду всяк, на кнопку жмущий”. И на соседней программе будет та же пицца, или лица, жующие пиццу, или жующие какой-либо иной продукт. Но обязательно на всех программах в этот момент будут что-то жевать, плотоядно чавкать или сладострастно облизывать измазанные рекламируемым субстратом пальцы. И скажите ещё спасибо, что не нарвётесь на пресловутые женские прокладки, для которых вообще нет никаких временных и прочих рамок.

Кроме того, при переключении вас поджидает ещё одна опасность – не вовремя включиться в нужную программу обратно. Во-первых, вы можете пропустить тот самый интригующий момент, с которого соскочили, чего вам домашние, тоже ранее заинтригованные, не простят. Во-вторых, что ещё хуже, их может заинтриговать что-нибудь из рекламируемого, и тогда вам ещё больших неприятностей и расходов не избежать. Так что здоровее не дёргаться и стоически снести рекламную паузу до конца. Очень здорово, если вы курите. Лучшего момента не подобрать. Если не курите – начните. Успокаивает. Сам опять начал курить именно по этой причине. И жалею, что раньше этого не сделал, может отошёл бы уже в мир иной, где нет телевизионной рекламы!

Вечный двигатель
   Простите за столь унылую и грубую шутку, но та доля правды, которая в ней обязана быть, невольно наталкивает… Уж очень наш менталитет или ментальность, или попросту представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, противятся корыстному использованию нашего внимания, особенно когда нам этого совсем не хочется, а хочется заказчикам и рекламным агентам. Ведь именно они настолько всесильны, что упаковывают маленькую правду в большую ложь, которой и завлекают, заполняя все экраны. Но, может быть, они не ведают, что творят? Ведают, ещё как ведают! По собственному опыту знаю. В эпоху крушения надежд и всеобщего обнищания поработал я в одной из московских газет агентом по рекламе. Премерзопакостная работёнка, скажу я вам, хотя и прибыльная.

Мало того, что приходилось мотаться по гигантскому городу из конца в конец на общественном транспорте и так уставать, что ноги не держали в самом буквальном смысле, но и при этом нужно было бессовестно перевирать тираж газеты и её общественную значимость, от чего устаёшь даже больше. “Ещё один “застенчивый ворюга” выискался, – может подумать придирчивый читатель, – не умеешь вправлять мозги – не лезь в рекламные агенты…” и вот тут окажется не прав. Необходимость, как известно – лучший учитель, заставит научиться любого, не стесняюсь же я об этой бессовестности писать. От некоторых комплексов работа эта меня освободила. Но дело всё ж неблагодарное. Так что работникам рекламы такого уровня можно даже посочувствовать. Можно даже пенсию по вредному списку начислять, вредности у них с избытком. Но вернёмся к телерекламе.

Есть очень простой способ избавиться от этой напасти – не смотреть телевизор совсем, тем более, что если всем хорошим в себе мы обязаны книгам, то всем плохим – телевидению. Способ-то есть, да как им воспользоваться, если из всех зрелищ для нас важнейшим является не кино, а как раз телевидение. И человек ведь не хлебом единым жив. Ему ещё и зрелища нужны, а нам, как и бывшим вождям, ничто человеческое не чуждо. Так что из этого ничего не выходит.

Может, реклама на телевидении никому не нужна, кроме заказчиков и рекламных агентов? Может, она действительно только зло, с которым следует бороться? Ни в коем разе, и это уже ясно почти всем, даже мне. Потому что реклама, пользуясь опять же терминологией наших прежних вождей, не только великий информатор и организатор, дающий львиную долю знаний о нужных и ненужных нам товарах и услугах, но и великий соблазнитель, заставляющий эти ненужные товары покупать и жить не по средствам. А что может быть заманчивей и приятней? Ради этого стоит пошевелиться. Потому-то рекламу и называют двигателем. А куда же в наше время без двигателя?

Похожие записи

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

sixteen − fourteen =